Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
19:17 

Беспредел

Уховертка
За Периметром творится «беспредел», как с оханьем выражаются воспитательницы. Они наивно думают, что мы ничего не знаем, живя в Городе. Но уховертки имеют острый слух и свободный доступ в Наружность. За последнюю неделю в разных районах расстреляли двоих бизнесменов. Обоих ночью, в их собственных домах. Еще один молодой парень зарезался болгаркой — несчастный случай, говорят, но кто знает на самом деле? Городок наводнен полицией. Слава Всевышнему, к нам пока не лезут. По вечерам в спальнях шепчутся об этих убийствах — выдвигают версии. «Тебе не страшно выходить?» - спрашивают меня девочки. Нет. Во всей этой ситуации меня беспокоит только одно — что могут оборвать мои визиты в школу и детсад «по соображениям безопасности». А если это случится, моя миссия контакта будет провалена.
Гораздо большее горе вызвала внезапная смерть одной из пожилых воспитательниц. Вот ее мы все любили, по-настоящему. На похороны собрался весь Город, гроб засыпали цветами. Это все так неожиданно, мы пока не успели осознать, что ее с нами больше нет.
На складе, где подрабатывают некоторые наши парни, случился пожар: вылетел раскаленный поршень из пресса, и загорелось растекшееся масло. Полночи тушили и все убирали. Потом нам рассказывали. Фигня в том, что это склад на самой границе с Наружностью, там работают и пришлые, и подчиненные лица, и горожане. Кого обвинят в случившемся, пока неясно. Мы все же надеемся, что не наших ребят.
У Ворона случилась неприятность — проявилась давняя аллергия на пыль. Один из его товарищей (крайне нервный субъект) пищит, что это последствия неснятой порчи. Парни его обсмеяли. Хотя я до сих пор со страхом жду наездов из той гостиницы. Также меня удивляет, что он до сих пор не высказал ничего воспитателям, с его-то буйным нравом. Неужели потому, что это я его попросила?
Мне все труднее психологически выходить за Периметр (не страшно, просто лень), это все осень. Деревья облетели, ветрище, уже заморозки по ночам, и сегодня снова иней на почве. Но я выхожу — и возвращаюсь с очередным маленьким достижением: проведенный урок, договор о новых контактах, даже заказ поступил на удаленную работу. А вечерами усталость уходит за чашкой крепкого чая с шоколадкой в компании девчонок.
Обучение тоже продвигается. Первую книгу о славянском язычестве уже закончила. Начинаю вторую, а по первой надо выходить на рефлексию — сдавать промежуточный экзамен.
Вообще с этой работой и учением я превращаюсь в бумажно-цифровое существо. В Городе есть такая опасность — уйти в виртуал. Это не то, чтобы позорно, но весьма прискорбно (горожанин теряет друзей и чутье, столь необходимое здесь), и мне надо искать способ не допустить этого.

URL
   

Насекомый заповедник

главная